Почему женщинам нельзя ходить в церковь в брюках?

Священник Игорь Савва

С пор о брюках, платочках, помаде, прическах и других, ничего не значащих вещах, более всего может навредить человеку, который пришел в Церковь, чтобы не выглядеть верующим, а быть им.

Задайте этот вопрос православным и вы получите быстрый и четкий ответ: Не положено, традиция такая. Более искушенные в Писании могут добавить: апостол Павел сказал, что женщине нельзя ходить в мужской одежде.

На самом деле, этот запрет содержится в Ветхом Завете. «На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие» (Втор. 22:5). А апостол Павел, если и имеет в виду нечто подобное, то говорит не об одежде, а о прическе и головном уборе (1 Кор. 11:4–15).

Какой мужской одежды не должно быть на женщине? Поинтересовавшись, как выглядела мужская и женская одежда в те времена, мы будем удивлены. Речь не только не идет о брюках, их не было ни во времена Ветхого Завета, ни во времена Нового, ни, даже, в Средние Века. Брюки, как мужская одежда появляются только в XIX веке. А в женской и мужской одежде древнего времени мы не увидим особой разницы: нижняя рубаха до колен и верхний плащ, такой была одежда и мужчин и женщин. Об отличиях в Библейском словаре Брокгауза сказано: «Женская одежда была похожа на мужскую, но все же имела некоторые отличия. одеяния женщин были длиннее и шире мужских, и, вероятно, изготавливались из более тонких тканей. » Как видим, разница не принципиальная. Это заставляет думать, что речь идет не столько о внешнем, сколько о внутреннем отличии мужчин и женщин, о котором, по заповеди, не стоит забывать ни тем не другим.

Может быть, основание для неприятия брюк можно найти в канонах Православной Церкви? В 62 правиле Шестого Вселенского собора действительно сказано: «. определяем: никакому мужу не одеватися в женскую одежду, ни жене, в одежду, мужу свойственную. », и тут же продолжение: «. ни носити личин комических. при давлении винограда в точилах не возглашати гнусного имени Диониса. » и т. д. и т. д. Оказывается речь идет о так называемых ряженых, а не об обычных одеждах. Все это правило посвящено разным языческим обычаям, проникающим в христианскую среду. Есть еще одно каноническое правило, на этот раз, ближе к нашей теме. 13 правило Гангрского поместного собора гласит: «Аще некая жена, ради мнимого подвижничества, пременит одеяние, и вместо обыкновенныя женския одежды, облечется в мужскую, да будет под клятвою». Это правило, как мы видим, обличает не одежду а мнимое подвижничество, увлекаясь которым, женщина перестает быть такой, какой ее создал Бог.

Типичная фарисейская черта — буквальное понимание слов, сказанных в духовном смысле. Так, в свое время, заповедь: «Не вари козленка в молоке матери его» (Исх. 23:19), в фарисейском истолковании, превратилась в гастрономическую заповедь о не вкушении молока и мяса одновременно. Но, даже если понять запрет на мужскую одежду для женщины буквально, причем здесь женские брюки? Ведь они спроектированы, скроены и пошиты специально для женщин. Что это за мужская одежда, которую ни один мужчина под страхом пыток не оденет? Брюки появляются на женщинах уже с начала XX века, а в шестидесятых годах, благодаря Иву Сен-Лорану, окончательно становятся женской одеждой. Теперь к ним просто не подходит определение мужская одежда.

Таким образом, мы ясно видим, что о брюках, как модели одежды, ничего не сказано ни в Ветхом, ни в Новом Заветах. О брюках, и вообще об одежде ничего не говорят канонические правила Православной Церкви. Наконец, сам мир воспринимает женские брюки, как женскую одежду. Более того, в Церкви были случаи, когда женщины одевали действительно мужскую одежду, самую настоящую. Например, св. блж. Ксения Петербуржская, или старец Досифей Киевской Китаевской пустыни, оказавшийся, как говорят, переодетой женщиной, искавшей иноческого подвига и, таким образом, скрывшейся от родных. Осуждала ли их Церковь? Ведь, в обоих случаях, можно вспомнить правило Гангрского поместного собора, о котором мы упоминали. Но Церковь, вместо осуждения, наоборот, признала их святыми, потому что никогда не принимала ни ветхозаветного, ни канонического правил об одежде во внешнем смысле, как требование моды и стиля, но придавала ему духовный смысл.

В Церковной традиции, как мы видим, оснований для запрета на женские брюки нет. Откуда же такой запрет взялся? Каковы причины его происхождения?

Первая причина имеет духовный характер. Фарисейская приверженность к внешнему исполнению заповедей часто играет с людьми злую шутку. Присмотритесь к женщинам, особенно ревностно соблюдающим запрет на брюки. Насколько они женственны? Внимательно выслеживая всякий факт ношения брюк в Церкви, и обличая его, такая женщина, как правило, в духовном смысле давно натянула на себя штаны своего мужа, взяв бразды правления в семье в свои руки, не признавая ничьего мнения кроме своего даже в Церкви. А ведь апостол Павел, кроме внешнего вида говорит еще кое о чем: «Жены ваши в церквах да молчат, ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит. Если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви» (1 Кор. 14:34–35). И еще: «. а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем. » (1 Тим. 2:12). «Брючное» искушение — хороший пример того, как внешнее смирение становится поводом для дерзости. Примеров на памяти, к сожалению, немало. Пришлось однажды видеть, как в фойе Православного Университета, молодая смиренная студентка обмолвилась об относительности «юбочного» обычая в Церкви (сама она была одета в юбку). Стоявшая рядом женщина неопределенного возраста буквально пришла в бешенство, выкрикивая проклятие брюкам, чем ввела в смущение не только бедную девушку, но и всех присутствующих, включая священников. Другой пример произошел в детском психоневрологическом санатории. На работу устроилась женщина, которую по виду можно было принять за мусульманку. Она всегда носила платок и длинную юбку потому, что была православной. Постепенно она стала требовать себе льгот, объясняя это тем, что вокруг больные дети, и они могут на нее напасть, и, наконец, уволилась, не отказавшись от своих претензий. У кого повернется язык назвать безбожниками подвижников, с любовью работающих с болящими детьми, от которых часто брезгливо отворачиваются люди на улице, а иногда бросают даже собственные родители. И как назвать христианкой ту, которая, в юбке и платке, подала на них в суд.

Как тут не вспомнишь: «Фарисей слепой! очисти прежде внутренность чаши и блюда, чтобы чиста была и внешность их» (Мф. 23:26)

Вторая причина более обыденна. Связанна она с неприятием пожилыми людьми, не имеющими должного такта и уважения к другому человеку, мирской моды, появившейся в 60-е — 70-е годы. Реакция эта объясняется типичной советской серостью и задавленностью, нетерпящей яркости и необычности ни в суждениях, ни в цветах и фасонах одежды. Исчерпывающее доказательство тому, тот факт, что «церковная традиция» неприятия женских брюк и обязательного ношения платочка существует только в церквях на территории бывшего Советского Союза. В Православной Церкви других стран о ней ничего не знают. Одна православная христианка переехала жить в Великобританию и при входе в Православный храм, по своей традиции, одевала платочек. Очень быстро она заметила, что выглядит экстравагантно и невольно приковывает к себе внимание на службе. Чтобы не смущать верующих, она решила платочек больше не одевать.

Характерны слова одной современной «святой», имени которой не буду называть, чтобы не травмировать ее почитателей. «Со скорбью говорила матушка о женщинах и девушках, которые ходят в брюках: Нельзя женщинам надевать мужскую одежду, . За это отвечать придется перед Господом . И знайте, женщины, носящие брюки, во время грядущей войны будут призваны в армию — и немногие живыми вернутся . И ты на огороде ходишь в штанах, не делай этого, особо ответишь!» устами этой матушки говорит не святая, а запуганная советская старушка, даже не понимающая, как абсурдно звучат ее слова.

Конечно, дело не в брюках и платочках. Само желание выглядеть верующим, носить какую-то особенную форму, таит в себе большую опасность. Ведь верующим надо быть «. не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне» (Мф. 6:18). Иначе мы соберем сокровище от людей, как дальше говорится в этом евангельском отрывке, но пригодится ли оно нам? Недаром многие святые избегали благочестивого вида, стараясь выглядеть обычными, а то и совсем никчемными и даже безумными. Стремиться к тому, чтобы выглядеть верующим — это и есть фарисейство, от закваски которого предостерегает Христос (Мф. 16:6). И спор о брюках, платочках, помаде, прическах и других, ничего не значащих вещах, более всего может навредить человеку, который пришел в Церковь, чтобы не выглядеть верующим, а быть им.

Коньков.jpg

Почему в церкви такие жесткие правила и много ограничений, например, нельзя заходить в храм в брюках? Человек, приходящий в храм, должен не выглядеть верующим, а быть таковым или, по меньшей мере, стремиться стать им. Любой «церковный» человек без сомнения скажет, что непозволительно женщинам носить мужскую одежду, а мужчинам — женскую. Это правило основано ещё на ветхозаветном установлении: На женщине не должно быть мужской одежды, и мужчина не должен одеваться в женское платье, ибо мерзок пред Господом Богом твоим всякий делающий сие (Втор. 22, 5). Некоторые пренебрегают этим правилом сознательно, кто-то по незнанию. Однако многие, узнав о нём, стараются его соблюдать. Во-первых, чтобы не нарушать веками устоявшуюся традицию; во-вторых, чтобы не смущать своим видом других прихожан, возможно ещё не окрепших в вере; в-третьих, чтобы не выделяться среди прочих прихожан, так сказать, не быть белой вороной.
Конечно, никто не выгоняет женщину в брюках и/или с непокрытой головой из храма, но лично я, когда появляется возможность, обязательно говорю несколько слов по этому поводу такой прихожанке или прихожанину. Из опыта могу уверенно сказать: человек, обретая веру, становясь на путь исправления и воцерковляясь, изменяет не только своё поведение, свою жизнь, но и стиль общения, а также и одежды. Причём не только при посещении храма, но вообще в жизни. Это совершенно не значит, что верующие мужчины обязательно начинают отращивать бороду, а женщины наряжаются в юбки «в пол». Но осознание того, что человек непрестанно находится пред взором Божиим, не позволяет уже более вести прежнюю жизнь, потому что нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто перед очами Его (Евр., 4, 13).

Почему нельзя сделать так, чтобы человеку в церкви было удобно, (как это в католических храмах): почему нельзя сидеть во время службы или ходить по храму? Почему в этом плане церковь не идет в ногу со временем?

Во время богослужения всё внимание направлено к молитве, к Богу. Традиция стоять на службе возникла из благоговения перед Творцом, из чувства осознания своей греховности, а также в знак непрестанного ожидания Пришествия Господня. Даже в школе всех нас учили, что неприлично сидеть, разговаривая со старшими по возрасту или должности. Тем более недопустимо сидеть пред лицом Бога, Которому предстоят Ангелы со страхом и трепетом. До VI века в храмах стояли скамейки, и верующие могли сидеть во время продолжительных богослужений. Впоследствии Восточная Церковь отказалась — не вдруг, конечно, а основываясь на практическом опыте — от скамеек. Когда молишься стоя, то не расслабляешься, а стоит присесть, то тут же хочется и прилечь. Когда тело в тонусе, то и душа находится в молитве.
Речь не идет, конечно, о болящих, немощных людях. И сейчас в церквах стоят скамейки для таких людей. Как говорил святитель Филарет (Дроздов): «Лучше думать о Боге сидя, чем о ногах стоя».
Хождение во время богослужения по храму может отвлекать других молящихся. Именно по этой причине лучше так не делать. Да и что подразумевается под выражением «ходить по храму»? Нелепо было бы просто так бродить из одного угла в другой, не имея никакой цели. Если нужно поставить свечи, то никто Вам не возбранит это делать, однако существуют некоторые моменты богослужения, когда лучше воздержаться от этого и подождать несколько минут. Например, чтение Евангелия или пение Евхаристического канона.
Что же касается «удобства» в Церкви, то можно однозначно ответить, что она не существует для мирских удовольствий, для удовлетворения человеческих потребностей. Церковь, как сообщество людей, объединённых верой во Христа, призывает каждого идти ко спасению души. Церковь — это Тело Христово, душевная лечебница, где люди исцеляются от греховных язв.
Церковь живет апостольской верой, выраженной один раз в прошлом, но навсегда сохраненной свидетелями Воскресения Христа — апостолами и святыми мироносицами и в последующие времена — святыми отцами. Многовековые церковные традиции имеют и практические, и, прежде всего, духовные основания, поэтому не нуждаются в каких-либо изменениях.
«Удобство» Католической церкви — не самый лучший пример для подражания. Не вдаваясь в подробности, можно смело говорить, что все попытки сделать церковь максимально удобной и привлекательной для людей привели в итоге к тому, что мы теперь видим на Западе: оскудение веры, приводящее к многочисленному закрытию храмов ввиду их опустения.
Восточная, то есть Православная Церковь, сохраняя свои традиции, всё же движется в ногу со временем. Но это не касается внешних факторов: брюк или электронных свечей. Это касается отношения к своим прихожанам. Например, в древности за аборт отлучали от причастия на 10 лет, так же как убийц. В настоящее время это правило хоть и не отменено, но не соблюдается, поскольку не принесет духовной пользы человеку, только что вставшего на путь исправления. В каждом конкретном случае священник имеет индивидуальный подход к любому пришедшему в храм и поступает, прежде всего, по любви, а не только по закону.
В заключение хочется напомнить слова апостола Павла, которыми очень полезно руководствоваться во всякой ситуации и в любом месте: Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но не все назидает (1 Кор., 10, 23).

Если у вас есть вопросы к священнику, вы можете их присылать на электронный адрес редакции info@saratov24.tv с пометкой “Вопрос священнику”.

Ссылка на основную публикацию